Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Параметр свободы. Тень. Живучая и предприимчивая часть нас.

Параметр свободы. Тень. Живучая и предприимчивая часть нас.

В машине ДПС было, мягко говоря, не очень уютно. Лена съежилась. Капитан Головин с какой-то особой тщательностью разглядывал ее права – невидящими глазами.

К чему мешать процессу… Лена осмотрела парприз. Чистый. Камера, книжечка с правилами дорожного движения – видно, для того, чтобы указывать провинившимся на грехи их, а затем карать жестоко и беспощадно. Лена поморщилась. Ну что за дуреха такая, нарушила дорожную разметку почти перед носом у патруля. Зачем было это делать? Она вообще привыкла думать, что за такое не останавливают. Это ведь всего лишь нарушение разметки. А оказалось, что штраф 1500 рублей, – совсем неприятно. Неприятно с учетом того, что они с друзьями ехали на отдых, и деньги хотелось бы тратить на другие вещи. Сержант не внял ее уговорам: «Пожалуйста, не выписывайте». Теперь нужно было упрашивать капитана. Лена морально настраивалась. Хорошо хоть страховку дома не забыла вместе с правами…

Капитан Головин раскинулся на водительском сиденье, и по всему было видно, что он сыт, доволен жизнью и ему хорошо во всех отношениях.

– Ну, что ж вы так, Елена Викторовна… Зачем нарушили?

– Я случайно.

– Как же случайно? Вы что, разметку не видели?

– Видела. Не знаю. – Сейчас нужно приложить усилия для того, чтобы перестать чувствовать себя идиоткой.

– Вот и я думаю, что видели. Ну, будем выписывать… – Он потянулся к протоколу. Лена исподлобья наблюдала за его рукой.

– Давайте не надо… выписывать.

– Не надо выписывать? Это как?

– Понимаете, мы на отдых выехали всего на два дня, денег взяли в обрез. Совсем так ничего не получается. Я понимаю, что нарушила, но это ж небольшое нарушение… – Лена с ужасом слушала свой голос, будто со стороны. Какой-то умильно-детский, дурной и вовсе не ее, а более того – совсем не убедительный.

– Нет, так не получится, – покачал головой полицейский.

– Ясно. Тогда, может, давайте на месте решим? А то полторы – совсем много.

Капитан Головин поднял вверх указательный палец и молча нажал какую-то кнопку на камере.

– Тысяча, – просто сказал он.

– Нет, давайте пятьсот.

– Пятьсот? Нет. Это не серьезно. Сколько у вас есть? – Полицейский кивком указал на Ленины карманы. Совершенно автоматическим жестом она наполовину вывернула их содержимое, обнаружив двести рублей.

– Я могу сходить еще за тремястами к друзьям.

– Идите. – Капитан как-то обреченно махнул рукой.

Лена почувствовала себя отвратительно. Вроде и скидка приличная вышла, а ощущение, что оплевали.

Капитан Головин думал о том, что не очень-то денежный сегодня день. Зима – не лучшее время для работы. Но что делать… Здесь пятьсот, там пятьсот, глядишь, за день и наберется. Вообще, размышляя о своей жизни и судьбе, когда находило такое настроение, капитан оставался доволен. Палкой махать уже не надо, стоя у дороги. Его дело – грамотно вести себя с нарушителями, а с этим он уже долгое время справлялся прекрасно, у него были хорошие учителя. Поэтому капитан чувствовал себя вполне приятно и свободно.

Дверь открылась, и на пассажирское сиденье, к удивлению капитана Головина, сел мужчина – высокий, широкоплечий, бритый наголо и с бородой. Головин машинально выпрямился. Удивительно, но мужчина даже не глянул на него. Сев, он наклонился чуть вперед и посмотрел прямо перед собой. Капитан напрягся: в машине вмиг стало как будто меньше воздуха и места.

– Что вы хотели? – вежливо поинтересовался Головин.

– Она нарушила что-то? – спросил мужчина, и нечто в его лице и голосе заставило капитана испугаться.

Он не мог выразить ничего конкретного, но точно почувствовал, что сейчас нужно быть как можно аккуратней.

– Да, она нарушила требования дорожной разметки: движение по полосам, пункт…

– Я правильно понимаю, что штраф полторы тысячи рублей, но если вам в карман, то пятьсот?

Мужчина по-прежнему не смотрел на него, но что-то при этом как будто нарастало в нем, ширилось и занимало больше места… Угроза и одновременно с ней непредсказуемая свобода. Головин вдруг понял, что ситуация вне его контроля, и усилием воли заставил панику не нарастать. «Зачем он так странно спросил про карман?»

– Вы… Я ничего такого не говорил. Я…

– Я вообще не пойму, она нарушила что-то или нет? Это было или не было?

– Она, да, она нарушила… – Что-то внутри терялось и ускользало, Головин заморгал. Ну, конечно, было.

– Или, может, не было?

Головин замолчал. Его разум лихорадочно искал выход. Нужно было что-то делать, и он уже набрал в грудь воздуха, но незнакомый опередил его:

– Ничего. Вы выписывайте, выписывайте. Ага,… давайте, давайте. Удачи вам. – Он вдруг резко вышел.

Головин чувствовал, что тело будто стянуто коваными обручами. Он выдохнул, почувствовав облегчение. Почесался. Ну, дела. Было или не было? Через несколько секунд в машину села девушка, та самая. Головин уловил это боковым зрением. Молча протянул ей права. Она несколько секунд, не шевелясь, смотрела на них, а потом взяла и вышла.

Лена шла к своей машине в состоянии счастливого шока. В ее голове настойчиво вертелся только один вопрос: «Что Дима ему сказал? Что он сказал?».

 

Вот так это работает. Человек еще ничего не успел понять, а какая-то его часть уже приняла решение: с этим лучше не связываться. Осознанное может найти несколько десятков оправданий или же только одно, не суть. Например: «как-то очень уж он в себе уверен, наверно, у него знакомые в администрации»; «выглядит опасно – бандит, ну их, эти 500 рублей»; «рядом с ним я ощутил потусторонний ужас, мало ли, кто он, вдруг порчу наведет»; «у меня нет ни одного объяснения, но я не хочу переходить ему дорогу».

И здесь есть один очень важный момент: нет никакого смысла «играть в крутого», натягивать поверх собственного страха какой-то дутый образ чиновника, вора в законе, головореза, колдуна – все это чувствуется сразу. Наши бессознательные нельзя обмануть.

Маскарад дутых образов встречается часто и обычно связан он с катастрофической внутренней неуверенностью, чувством преследующей опасности, незащищенности, и мыслит при этом человек примерно следующим образом: напугаю лучше всех окружающих заранее, чтоб точно не подошли, потому что если подойдут, я ничего не смогу сделать. Человек, попавшийся в ловушку некоего образа, будь тот хоть трижды притягательным, всегда находится в напряжении. Нет никакой возможности расслабиться, потому как нельзя быть собой. Нужно каждую секунду кого-то из себя изображать и волноваться, что вот-вот карты вскроются и все увидят, что ты никакой не крутой, а обычный подавленный человек, у которого напрочь заблокирован архетип тень. Тот, кто чувствует себя помещенным в глиняный кувшин, где его тело вынужденно поддерживать заданные параметры, даже если от них затекает рука, отнимается нога, и вообще лучше б умереть, лишь бы все это скорее закончилось. И не видно выхода из замкнутого круга, так как внутри нет ресурса, способного по-настоящему обеспечить безопасность…

Точнее говоря, он есть, только погребен, захоронен, им запрещено пользоваться. Из разрешенных моделей поведения в стрессовой ситуации – притвориться ребенком (детей принято не обижать) или просить «пощады», надеясь на благоприятный исход, и здесь нет ничего про защиту. Это позиция жертвы, зафиксированная выученная беспомощность («я ничего не смогу сделать»), – и вуаля, в каждой ситуации на проверку человек пасует, причем пасует заранее, еще до наступления конфликта, и прежде всего, у себя в голове.

В детстве, когда мы были цельными и спонтанно делали все, что хотели (мы, конечно, имеем в виду ранее детство, где не было еще выученных «нельзя», «хорошие девочки (мальчики) так не делают», «посмотри, ты сделал ему больно, он плачет», «старших нужно слушаться»), до создания всех этих обобщающих убеждений, мы могли легко ударить обидчика, отобрать обратно игрушки и не дать в них играть тому, кто нам не нравится, могли передразнивать того, кто нанес нам обиду, обесценить его слова, заняться своим делом по вкусу, творить, громко кричать, быстро бегать и чувствовать себя при этом очень счастливыми. И в этом ответ на вопрос о том, для чего необходимо вернуть, разрешить себе вновь Тень – шута, зверя, воина… Чтобы ощутить свободу и полноту жизни и наконец, принять самого себя настоящего.

Так как же обрести ту подлинную защиту внутри себя?

Первый шаг – это осознать, что то, что нам мешает быть собой, не больше, чем убеждения и неверно наложенные в детстве ограничения, что мы – настоящие, подлинные – неизмеримо больше того, чем позволяем себе быть. И именно позволяем, потому что часто пугаемся сами себя, своих побуждений, желаний, устремлений. Большую роль в обретении цельности является приращение обратно архетипа Тень. Тень – это часть нас, не просто имеющая право быть, но и необходимая нам для жизни. Жизнь без Тени – это все равно, что жить без половины собственного тела – вертикально отрезанной половины. Как если бы мы видели половину человека, который стремится жить нормальной жизнью, делает вид, что у него все в порядке, и гладит себя по оставшемуся обрубку, заявляя, что он очень хороший и правильный.

Происходит это постепенно. Нам говорят с детства, что мы должны быть хорошими, послушными, добрыми, честными, чистыми, прям-таки святыми. Но при этом никто не отменял всего многообразия человеческих качеств, необходимых для выживания. Быть честным с врагом? Быть добрым, когда меня обижают? А что значит «быть хорошим»? А святые сексом занимаются? Быть правильным, механическим? А как же творчество, фантазия, спонтанность, свобода? Ведь быть правильным фактически значит соблюдать свод правил. Чьих правил? А послушным быть со всеми взрослыми? И с педофилами тоже? А что тогда я вообще решаю сам?..

Так формируется клетка. И человек уже не в состоянии вести себя гибко, соответственно ситуации и контексту, а на все, что с ним происходит, у него одна программа: к примеру, быть послушным. И конечно, в связи с этим не может не возникать внутреннее чувство несогласия, ярости, обиды, отвращения, ненависти: ну почему я такой?

Только часто выливается это все совсем не туда. И вместо того, чтобы выпустить архетип в тот момент, когда необходимо, человек стремится это делать таким образом, чтобы было не страшно: срываться на детях, воевать с мужем, травить жизнь себе самому – и это вместо того, чтоб послать подальше завистливых друзей или назойливых родственников, осадить наглую бабку, добиться заслуженного повышения, заступиться за ребенка на улице, отобрать у конкурентов деньги, заняться сексом, который нравится… Архетип Тень отвечает за великое множество контекстов, и когда сделан первый шаг на этом пути – осознание проблемы, – можно понять, а что же именно мы так отвергаем в себе?

Есть такое упражнение для воссоединения со своим архетипом Тень.

Вспомните, отрицательного персонажа из детских сказок или мультфильмов, которого вы больше всего ненавидели. И за что конкретно? При этом персонаж обязательно должен быть одного с вами пола. Когда вы поймете, какое именно качество или поступок так досаждало вам, вы узнаете, что отвергаете в себе.

К примеру, вы терпеть не можете Малефисенту за то, что она прокляла Аврору. Значит, вы отвергаете в себе злую колдунью. Это значит, что настоящая вы готовы со свету сжить того, кто вам мешает: извести, навести порчу, истребить, проклясть. Ваша Тень – это то, на что вы способны в те моменты, когда нужно выжить, добиться цели, осуществить задуманное, и без этого ресурса у вас фактически нет ни оружия, ни рук, ни сил. И если перевести это состояние в обычный жизненный контекст, то выходит, что там, где должна действовать та неумолимая «Малифисента», ее нет, а есть социально желательная «послушная всепрощающая молчаливая девочка». Так выглядит конфликт. В итоге «Малифисента» исподволь прорастает не в тех контекстах и начинает истреблять мужа, детей, родителей, выдавая неадекватные реакции на обыкновенные жизненные ситуации, а в настоящем столкновении вы по-прежнему пасуете. Можете позволить школьному учителю обижать ребенка, коллеге – оговаривать себя, свекрови – бесцеремонно лезть в вашу семью, но вот если дома дети не убрали за собой и посуды опять гора – всем конец! Вы чувствуете за собой полное право разразится гневной тирадой, хлопнуть дверью, разбить тарелку и пнуть стул. Пусть все вокруг боятся! Известно, что домашние тираны в обществе всегда очень тихие, всепонимающие люди, которые не выдают никаких сильных негативных реакций.

И вот еще одно упражнение: вспомните человека, который вас очень сильно бесит, вот прям невозможно с ним ни дел иметь, ни смотреть на него. Осознайте, почему он вызывает в вас такие сильные эмоции. А потом подумайте, за что этого человека любят другие люди. Важно: на роль искомой фигуры не подойдут ваши конкуренты (он, как и я продает металочерепицу, лучше б его не было; или дама., которая строит глазки вашему мужу) и те, кто преступает границы допустимого в человеческом обществе, «наступает» на общечеловеческие ценности (ненависть к педофилам, предателям родины закономерна). Не менее важно, чтобы выбранный человек был одного с вами пола.

Пример: руководительница отдела так построила работу, что без нее подчиненным невозможно принять ни одного решения, и потому если нет возможности с ней связаться или спросить руководства, то рабочий процесс останавливается. Но зная об этом, начальство не увольняет ее. Значит, всех все устраивает. Так за что же люди ее любят? Что они чувствуют, когда она все-таки появляется, и с ее руки решаются все вопросы? Благодарность. Так вот, теневое (вытесняемое) качество человека, которого изрядно раздражает эта ситуация, – способность вызывать благодарность. Он очень хочет, чтобы люди так же его благодарили. Но ему нельзя. Нельзя вызывать чувство благодарности, принимать ее, наслаждаться им. Из-за этого ощущается конфликт.

Теневые качества могут быть разнообразными. Скажем, очень красивый, умный и откровенно самовлюбленный молодой человек ведет себя, как павлин, и этим ужасно раздражает другого молодого человека. Но ведь люди его за что-то любят. За что? Они им восхищаются. Отвергаемое (теневое) качество в этом случае – способность вызывать восхищение. Да, друзья, и это тоже Тень. Человеку для того, чтобы делать задуманное, в качестве мотивации необходим не только мир во всем мире, но и, предположим, чтобы окружающие, глядя на его деятельность и поступки, восхищались им. И это ресурс, это еще один повод для того, чтобы воплощать персональный смысл, делать нечто важное для себя и людей вокруг.

Это простые психотехнологии, основанные на принципе проекции. Доказано: нас никогда не цепляет то, чего нет в нас самих, а цеплять это может только тогда, когда это отвергается (вот, блин, кому-то можно, а нам нельзя. Или: никому нельзя, и нам тоже, но очень-очень хочется…). Поэтому очень важно на пути развития по большей части присматриваться к себе и меньше винить в бедах окружающих. Так мы не только познаем себя, но и осуществляем важные шаги по интеграции собственных частей личности для того, чтобы, в конечном счете, прийти к цельности и свободе.

Как говорил Сунь-Цзы, великий китайский полководец, хочешь мира – готовься к войне. Чем сильнее, свободней, опасней человек, тем меньше вероятность, что в его жизни случится катастрофическая ситуация, проверка на разрушение. Если внутренне он будет к ней готов, нет необходимости ее бояться, думать о ней, прокручивать в голове все возможные варианты, соответственно, не запускается негативная идеодинамика. Грабители или хулиганы на улице не хотят померяться с жертвой на кулаках, ставя под вопрос успех задуманного мероприятия. Как раз напротив, выбирая объект, они скорее выберут – пусть аже интуитивно – самого слабого, хилого и пугливого из всех доступных прохожих. Это, конечно, не значит, что вам – подлинному, настоящему – никогда не придется выпустить архетип Тень на волю, но даже если это случится, вы будете знать, что обладаете ресурсом – очень мощным ресурсом! – для защиты себя и своих близких. И тогда вы уже не жертва обстоятельств, вынужденная терпеть, мирится, принимать судьбу, нет! Здесь вы уже имеете возможность выбора, а значит, обретаете свободу.

 

© Алексей Афанасьев. Мария Афанасьева. Светлана Сонет. Алена Яра.

Данный текст является частью коммерческого издания и охраняется законом об авторском праве. Любое использование статьи или ее фрагмента возможно только с письменного разрешения правообладателя с обязательным указанием первоисточника и Ф.И.О. авторов.

Источник

Оставить комментарий